Cоңғы жаңалықтар
Back

В Якутии поменялись приоритеты в животноводстве

В нынешнем году в якутском животноводстве произошла своеобразная революция, предтечей которой стал развал совхозов, а движущей силой – изменения климата. Официально она зафиксирована лишь в статистических бюллетенях, хотя оказывает серьезное влияние на сельскую жизнь.

В якутском животноводстве есть две доминирующие отрасли: разведение крупного рогатого скота и лошадей. При этом отраслью номер один с глубокой древности считалось скотоводство. Собственно, якуты и известны как самые северные в мире скотоводы. Крупного рогатого скота в регионе до последнего времени было значительно больше, чем лошадей. В годы расцвета совхозов это соотношение составляло два к одному.

После перестройки число всех сельскохозяйственных животных стало стремительно сокращаться. Но если коневоды смогли преодолеть эту печальную тенденцию и сейчас при поддержке государства создают базу для роста, в скотоводстве сокращение поголовья продолжается до сих пор.

В 2020-м в изрядно поредевших стадах насчитывалось 183,3 тысячи голов крупного рогатого скота – на 300 животин больше, чем лошадей, и это еще позволяло скотоводству считаться главной отраслью. Но в нынешнем году соотношение уже поменялось: на 180,9 тысячи голов скота пришлось 182,8 тысячи лошадей. Непарнокопытные впервые в истории Якутии вырвались вперед. И это надолго, поскольку перемены носят объективный характер.

Якутские лошади неприхотливы. В течение всего года они находят себе корм сами, откапывая траву даже из-под глубокого снега. Для их содержания не нужно строить капитальные сооружения – коневодческие базы представляют собой изгороди из жердей и жилье для работников. Да и работников много не требуется – один опытный коневод в состоянии уследить за несколькими табунами. Эти обстоятельства делают табунное коневодство весьма выгодным занятием, что и нашло отражение в политике местных властей.

В 2016 году был подписан указ главы республики о развитии отрасли, в соответствии с которым в коневодство стали вкладывать большие деньги. За четыре года на бюджетные средства было построено 250 конебаз (каждая обошлась в миллион рублей), и к 2025-му будет профинансировано строительство еще 150 таких объектов. При поддержке государства увеличивается число племенных хозяйств, открываются учебные центры по подготовке коневодов. Главная цель – увеличить поголовье до 209 тысяч. Такой показатель был достигнут лишь однажды – в самом благоприятном 1992 году.

Лошадей в Якутии разводят на мясо – очень вкусное, экологически чистое, полезное. При растущих объемах производства коневодам уже становится тесно на внутреннем рынке. По словам премьер-министра рес­публики Андрея Тарасенко, главной темой сейчас является организация эффективной схемы сбыта продукции.

– Для выхода на большие рынки, продвижения и рекламы надо сертифицировать качество якутской конины, – подчеркнул он.

А вот скотоводам до больших рынков далеко, поскольку положение дел в отрасли целиком зависит от пребывающей в печальном состоянии кормовой базы. Коровы в Якутии восемь месяцев в году находятся на стойловом содержании, и их надо кормить тем, что заготовлено в течение лета. Но после развала совхозов, когда поголовье сократилось, отдаленные сельхозугодья были заброшены за ненадобностью. Фермерам, имевшим по нескольку десятков голов скота, поначалу было достаточно лугов и пашен, расположенных вблизи сел. Однако изменения климата, сопровождаемые все более жестокими природными катаклизмами, привели к тому, что оставшихся в хозяйственном освоении площадей стало не хватать для заготовки необходимых объемов сена. Якутские луга, некогда обеспечивавшие содержание 420 тысяч голов крупного рогатого скота, сейчас не в состоянии прокормить ужав­шееся, как шагреневая кожа, стадо в 180 тысяч животных.

В наиболее засушливые годы правительство республики стало выделять средства для завоза сена из других дальневосточных регионов. Но это не самый надежный источник кормов. К примеру, в нынешнем году из-за небывалой засухи удалось заготовить сена лишь около 85 процентов от потребностей. Уже в середине лета якутяне начали договариваться с соседями о закупках недостающих объемов. И вроде бы договорились, что дало основание главе республики Айсену Николаеву заявить:

– Зимовка будет непростой, но мы поставили задачу не допустить снижения поголовья скота.

Однако, как сообщил недавно вице-премьер правительства Якутии Михаил Никифоров, закупки грубых кормов в Забайкалье и Приамурье (у основных потенциальных поставщиков) будут ограничены из-за сложной эпизоотической ситуации по африканской чуме свиней в этих субъектах.

– В связи с этим в муниципальные образования, выполнившие план по заготовке сена более чем на 80 процентов, грубые корма из других регионов не будут доставляться, – отметил Никифоров.

В 2013-м при схожих обстоятельствах чиновники ездили по селам и уговаривали людей не пускать коров под нож. Был организован даже выкуп животных у населения с передачей их наиболее благополучным хозяйствам. Не помогло: к зиме поголовье сократилось на 16 тысяч. Как отреагируют селяне на нынешнюю ситуацию, станет ясно в ноябре, с наступлением сезона забоя скота.

…Казалось бы, если одна животноводческая отрасль испытывает проблемы, а другая развивается, в сумме то на то и выйдет. Однако это не совсем так. По данным регионального минсельхоза, табунным коневодством занимаются более 1600 человек. С наращиванием поголовья лошадей число работников, имеющих стабильный заработок, увеличится, но не намного. А вот разведение крупного рогатого скота дает постоянный доход десяткам тысяч доярок, телятниц, скотников, приемщиков молока, работников маслобоен и других молокоперерабатывающих цехов. Армия сенокосчиков и земледельцев, выращивающих кормовые культуры, тоже в основном работает на нужды скотоводов. Лошадь, конечно, экономически выгоднее как источник прибыли. А вот корова – кормилица.