Cоңғы жаңалықтар
Back

“Made in China”: долой стереотипы!

Перспектива более тесного сближения Казахстана с КНР остается одной из популярных тем в информационном поле. На минувшей неделе вопросы казахстано-китайских взаимоотношений обсуждались в «Дискуссионном клубе Ярослава Разумова».

Стоит ли гордиться

Константин СЫРОЕЖКИН, профессор, китаевед:

Наверное, уже ни для кого не секрет, что перед входом в некоторые ночные заведения Пекина висят таблички с надписью: «Казахам и собакам вход воспрещен». Нам можно гордиться тем, что нас поставили в один ряд с друзьями человека?

500_Naivnyie-voprosyi_Konstantin-Syiroezhkin

Константин СЫРОЕЖКИН

– Причины появления подобных табличек заключаются в том, что некоторые казахстанские студенты, обучающиеся в Китае, ведут себя по-хамски. Лично наблюдал подобное поведение, когда летел с нашими студентами в одном самолете. В итоге, чтобы урезонить хамов, пришлось материться самому, хотя и не люблю этого делать (смеется). Даже если прилежный студент решит развеяться и сходить в кабак, не переживайте, его туда пустят. Запрет на пропуск касается лишь ограниченного числа студентов, которых знают чуть ли не поименно.

 В последние годы активно муссируются слухи о возросшем количестве браков между китайцами и казашками на территории Казахстана…

– Это всего лишь слухи из области синофобии. Если и есть браки между китайцами и казашками, то их единицы, и это фиктивные браки, потому что у китайцев не приветствуются смешанные браки с представителями национальных меньшинств, каковыми являются казахи для китайцев. Даже в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где проживает полтора миллиона казахов, семейных союзов между ними и представителями других народов СУАР не так уж много.

  Желтой угрозы пока нет

Макаш ТАТИМОВ, демограф:

Быстрыми темпами растет количество свободных половозрелых китайских мужчин. Нет ли опасения, что они станут искать утешения среди наших женщин?

500_Naivnyie-voprosyi_Makash-Tatimov

Макаш ТАТИМОВ

– Политика ограничения рождаемости в Китае «Одна семья – один ребенок» привела к дисбалансу между численностью мужчин и женщин. Если в семье узнавали, что на свет должна появиться девочка, то зачастую будущая мать делала аборт, чтобы впоследствии попытаться родить сына. В итоге сегодня в Китае мужчин больше женщин на 70 млн. Для нас это огромная цифра – 400% в сравнении со всем населением Казахстана. А для Китая эти 70 млн – всего 5% населения. Тем не менее женитьба в Китае все больше превращается в проблему. Поэтому сейчас Китай не представляет для Казахстана какой-либо демографической угрозы. Дело в том, что наши страны разделены внушительной территорией СУАР. И пока Китай не завершит в Синьцзян-Уйгурском автономном районе ассимиляционную политику за счет межнациональных браков, нам беспокоиться не о чем.

 

Синофобия? Это не про нас

Адиль КАУКЕНОВ, политолог, китаевед:

Несмотря на экономическое сближение Казахстана с дружественным соседом, страшилки о Китае живее всех живых. Как искоренить синофобию на казахстанских кухнях?

Адиль Каукенов

Адиль Каукенов

– Наверное, не стоит слишком переоценивать так называемую синофобию. Казахстанцы отличаются высокой открытостью, дружелюбием и толерантностью, что отмечают зарубежные гости, включая граждан Китая, которые прибывают в нашу страну. Более того, на самом деле наши граждане уже давно открыли для себя Китай в сфере деловой активности, медицинского обслуживания, образования и просто туризма.

Конечно, есть определенные стереотипы, связанные с Китаем, но это общемировой тренд. Есть геополитическая игра, где СМИ выступают в роли информационного оружия, а Китай как крупная держава участвует в этих информационных войнах. Отмечу, что китайские СМИ неоднократно упрекали западные в том, что они предвзято относятся к Китаю и тем событиям, которые в нем происходят.

Очевидно, что синофобия – не казахстанское порождение, а скорее отголосок исторических и геополитических реалий. Тогда как открытость казахстанцев, наоборот, выгодно отличает нас от многих других регионов мира и позволяет нам быть менее зашоренными. Поэтому, наверное, не стоит устраивать какое-то самобичевание, а лучше сосредоточиться на развитии тех проектов, которые принесут выгоду по обе стороны границы.

 Известная присказка гласит, что пессимисты учат китайский. Почему китаистов и китаеведов в Казахстане можно пересчитать по пальцам?

– Вопрос необходимо ставить даже не о количестве специалистов, которых просто нет, а об отсутствии структурно выстроенной школы китаеведения. Имею в виду совсем не образовательный момент. Специалистов мало по простой причине, что само китаеведение не востребовано. Нет цепочки от становления специалиста до системных научных подразделений и консалтинговых компаний, которые бы оказывали услуги как бизнесу, так и государственным структурам. Этот серьезный пробел уже оказывает негативное влияние. Например, сейчас идет обсуждение китайской программы «Экономический пояс Шелкового пути», который проходит непосредственно через Казахстан. В Китае помимо существующих научно-исследовательских структур по Центральной Азии создали еще три новых института специально для изучения возможностей и проблем нового Шелкового пути. У нас, увы, нет института по Китаю.

  Мы все учились понемногу…

Феруза КАЖЫГАЛИЕВА, студентка 1-го курса Шандуньского политехнического университета:

 «Made in China» – какой смысл, кроме прямого, скрыт в этой широко известной формуле?

500_Naivnyie-voprosyi_Feruza-Kazhyigalieva

Феруза КАЖЫГАЛИЕВА

– На мой взгляд, это титаническое трудолюбие китайцев, которое поражает воображение. Нация настолько дисциплинированна, что имеет практически одинаковый распорядок, повторяющийся изо дня в день. Конечно, становление подобного уклада жизни не обошлось без влияния правящей Коммунистической партии. Утро среднестатистического китайца обязательно начинается с зарядки. Вообще, ханьцы как никто другой, понимают непреложную истину о том, что здоровая нация – залог процветания страны. Здесь чуть ли не на каждом углу можно увидеть молодежь, занимающуюся восточными единоборствами или играющую в баскетбол на спортивных площадках. В целом жители Поднебесной сдержанны и спокойны. Простой народ живет довольно бедно, неприхотлив в еде и одежде. В частности, люди пожилого возраста одеваются как китайские крестьяне прошлых времен, будто на дворе не XXI век, а эпоха династии Цинь.

 Каково казахстанским студентам разгрызать гранит науки на чужбине?

– К сожалению, далеко не все наши соотечественники исправно посещают альма-матер. О ночных похождениях испорченных ребят из соседнего Казахстана местные слагают легенды. Дошло до того, что в ресторанах китайцы угощают наших студентов бесплатной выпивкой, чтобы посмотреть на потешное шоу пьяных казахов, танцующих на столах. Но даже после такой бурной ночи безумные «пляски святого Витта» в китайских клубах не прекращаются. Вместо того чтобы стыдливо вспоминать о своих злоключениях, на следующее утро полные энтузиазма казахстанцы с улыбками до ушей хвастают перед своими друзьями, как они смогли «чайкануть» местных на халявную выпивку. Кстати, за границей учатся не только молодежь, но и вполне солидные дяденьки и тетеньки, выходки которых ничуть не лучше.

 Даешь курс на сближение!

Руслан ИЗИМОВ, специалист по Китаю:

Несмотря на век информационных технологий и гиперпросвещения, мифов о загадочном Китае меньше не становится. Почему?

500_Naivnyie-voprosyi_Ruslan-Izimov

Руслан ИЗИМОВ

– Ответ на этот вопрос можно условно разделить на две части. С одной стороны, мифы о китайской угрозе во многом придумываются людьми, которые знают о Китае слишком мало. Так, к примеру, узнав объем выделяемых на оборону китайскими властями средств (в 2014 году эта сумма составила более $131 млрд), сразу строят страшные сценарии захвата китайскими военными всего региона Центральной Азии. Некоторые специалисты даже просчитали продолжительность возможных боевых действий с Китаем. Сразу следует отметить, что это крайность, впадая в которую, ограничиваются возможности объективной оценки и анализа ситуации. С другой стороны, сегодня мы становимся свидетелями определенной корректировки внешнеполитического курса Китая. Новые лидеры, пришедшие к власти, стали проводить более уверенную внешнюю политику. Конечно, на то есть ряд объективных факторов. В том числе масштабные геополитические сдвиги в мировой конъюнктуре заставляют Пекин играть по новым правилам.

 Как говорят китайцы, великие битвы выигрываются без боя. Не просматривается ли угроза экономической экспансии Китая в регионе сквозь призму восстановления Шелкового пути?

– Расширение экономического присутствия Китая в нашем регионе – объективный процесс. Против этого мы не можем принять каких-либо мер. Экономическое давление со стороны КНР ощущают даже в далекой Латинской Америке и африканских странах. Находясь по соседству со второй экономикой мира, естественно, и мы ощущаем это давление. В то же время следует понимать, что Китай является глобальной экономической державой, которая несет с собой помимо всеми муссируемых угроз еще и огромное множество возможностей. Что касается указанного проекта Шелкового пути, то это в большей степени попытка Китая концептуализировать свои связи и выстроить более понятную стратегию в Евразии. Важно не впадать из крайности в крайность. В век глобализации нет смысла изолироваться. Это значит, что необходимо искать пути взаимовыгодного сотрудничества со всеми субъектами мировой политики.

Источник газета”Свобода Слова” 

АвторАбат НАГМЕТ